0

На мой взгляд

Самый простой способ оградить свой участок от соседских взглядов — посадить в рядок туи, например неприхотливую и зимостойкую тую западную Брабант. Такой забор прекрасно справится с этой задачей, но… монотонная изгородь выглядит скучно.

На мой взгляд, одной из самых живописных границ в природе является опушка леса — граница леса и поляны. С точки зрения садового дизайна выразительной ее делают следующие приемы: наличие ритмичной кромки верхней линии крон; разница фактур крон кустарников; разнообразные оттенки зелени.

Все это особенно заметно, когда разные растения находятся рядом. Предлагаю перенять опыт у природы и создать лесную опушку на границе своего участка.

Read More
0

Десакрализация


Эрмитаж, Невский проспект, Русский музей, Петергоф, Мариинка, еще улица Рубинштейна для тех, кто помнит про рок-клуб, императорский фарфор для продвинутых домохозяек и иностранцев — вот утвержденный традицией ассортимент развлечений в Северной столице. Но если у вас в запасе лишь выходные, стоит увидеть другой Питер: город пирожных, современного искусства и потрясающих туфель.

Десакрализация и стряхивание пыли с туристических маршрутов в Питере — главный тренд сезона. Художественные шедевры висят в Эрмитаже уже сотни лет и вряд ли исчезнут в ближайшей перспективе, а вот одна из прекраснейших современных российских картин «Ужин с ангелом» в галерее «Эрарта» может через год уступить место чему-то новому. Пирожные «картошка» из кондитерской «Север» на Невском тоже хороши, но они останутся при любом режиме, а местный канадский торт, по слухам, этим летом из ассортимента исчезнет. И все, кто его пробовал, будут по нему страшно скучать. Исчезнет наверняка и нынешняя мода на квесты, которой Питер в этом сезоне отдался со страстью, неожиданной для его северного темперамента. Молодые и модные аборигены толпами отправляются то в тюрьму (оттуда надо сбежать), то в лондонскую подземку (там водятся свои Мориарти и Шерлоки), то в хор-рор с маньяками (бензопилы настоящие), то в готический ужас с вампирами (насчет крови мы не уверены). Попробуйте прибиться к такой компании — и вы узнаете о петербуржцах больше, чем могли вообразить.

А самое непостоянное в Петербурге (кроме солнечного света) — это местные бары: ежегодно их открывается не меньше сотни, а через несколько месяцев половина исчезает. Причем ни местоположение, ни качество напитков, ни дизайн на этот процесс не влияют.

Read More
0

«Уехать к морю в несезон»


«Уехать к морю в несезон» советует Бродский, а когда речь идет о Крыме и особенно Ялте, к совету присоединяются и другие классики. У холодных месяцев убедительное преимущество: лишенные суеты пейзажи и свободные от туристов достопримечательности принадлежат только вам. Небольшие курортные поселки вроде Симеиза вообще пустеют. Везде царит безмятежность, которую летом на наших морских курортах найти практически невозможно. В отелях тоже мало людей, а цены значительно ниже, чем в высокий сезон (эти «матерьяльные выгоды» Бродский тоже упоминал как аргумент). В общем, чтобы провести идеальные выходные в Крыму, необязательно дожидаться лета. С шиком можно пожить в пятизвездочном отеле MRIYA RESORT & SPA на берегу моря в 28 км от Ялты. За пределами отеля — все то, за что мы любим Крым: скалы и пляжи, кипарисы, курортные поселки с историческими виллами и парками. Дикие, чуть запущенные пейзажи Ялты добавят колорита в максимально комфортный отдых. Отель выглядит настолько нереальным посреди крымских скал и советских санаториев, что уже один этот контраст достоин внимания. А вообще, конечно, там все достойно внимания.

Но понятным причинам в море не искупаешься, но есть альтернативы: плавать в бассейне, ходить в спа, дегустировать вино и гулять по старым улицам Ялты, представляя, как Айвазовский писал тут восход солнца, Чехов сажал в саду деревья, а в гостинице «Россия» Маяковский заканчивал поэму «Хорошо!».

Вообще, в несезон Крым становится как будто более настоящим, без курортного притворства. Природа выглядит драматично, и в воображении возникают картины из прошлого этих мест, старые истории о мореплавателях, купцах и хозяевах богатых дворцов.

Read More
0

Конечно, Копаоник


Конечно, Копаоник больше про расслабленное катание, чем про экстрим, и больше для начинающих, чем для амбициозных спортсменов: из 22 трасс тут 11 легких, 7 красных и 4 черных. Зато выстроен свежий сноуиарк очень хорошего уровня рядом с ночной трассой «Мало Езеро», так что ньюскулерам будет чем заняться. Есть и лыжный детский сад со своей отдельной зоной катания и детским подъемником-дорожкой, а главное — инструкторами, говорящими по-русски; плюс трассы для беговых лыж. Самые большие в году очереди к подъемникам — на Новый год и в выходные вокруг Дня нации (14-18 февраля), когда в Конаоник устремляется каждый серб, способный стоять на лыжах.

Самая шумная часть Копаоника — верхняя, здесь и стоит селиться, если из всех искусств важнейшим для вас является искусство смешивать коктейли. Апрески тут тоже какое-то домашнее, как будто на дружескую вечеринку попал. И с едой та же история: готовить дома, если вы оказались в Сербии, — преступление, которое можно оправдать только режимом строгой экономии. Кормят в Конаонике много, вкусно и сытно. Как тут говорят: пока сербы не попробовали льва, они думали, что свинья — царь зверей. Вот из этого царя и будет состоять большая часть вашего меню: котлета называется илескавица, маленькие кебабы — чевапи, и да, печенье — это не печенье, а печеное мясо. В небольших заведениях на горе всего этого добра в изобилии, плюс преступно вкусные жирные слоеные пироги бурек и пита, а еще блины палачинки. Запивать все это — кувано вино, то есть глинтвейн, и местный снециалитег кувана ракия (не бойтесь, ее все-таки разбавляют водой или чаем — видимо, для безопасности лыжного движения). В общем, пропасть на вершине вам не дадут. Главное, ноги и лыжи унести вовремя.

Read More
0

Копаонике


Мы вообще-то только завтра открываемся, — говорят вам в баре, — но нальем вам прямо сейчас, не уходите!» Это очень по-сербски. Дальше объясняют разницу между сливовицей и вильямовкой — ракией на грушах, приглашают прийти завтра и забывают считать, сколько, собственно, налили. Ну конечно. Покажите мне рассказ о поездке в Сербию, который обошелся без упоминания ракии, лучшего средства от языкового барьера. Нет такого рассказа.

Итак, мы в Копаонике — самом большом горнолыжном центре международного класса в Сербии. Популярный 30 лет назад курорт подтянулся, воспрянул и претендует на то, чтобы стать ходовым направлением для спонтанной горнолыжной поездки. Все по-взрослому: ухоженные трассы, отличный сноу-парк, новые белые шале, спа с бассейном на открытом воздухе, но никакого горнолыжного снобизма и гуманные цены.

Высшая точка Коиаоника — 2017 м, но где сербский курорт недобирает но высоте над уровнем моря, там берет обаянием. Рослые ели, покрытые снегом, как сахарной глазурью, — пейзаж хорош почти до приторности рождественской открытки. Очень много солнца — по статистике, до 200 дней в году — и мягкий климат: температура редко падает ниже -7 °С. Снежные иушки трудятся на всех трассах курорта, гак что остаться совсем без снега не дадут, а если повезет, будет еще и умеренной сложности фрирайд по роскошным перелескам.

Read More
0

Ожить на Мертвом море

Гигантское озеро под названием Мертвое море тянется на десятки километров вдоль израильско-иорданской границы (собственно, граница пролегает ровно по центру водоема). Но «воспользоваться» Мертвым морем по назначению можно лишь на небольшом участке, где посреди пустыни выросли курортные зоны Неве-Зоар и Эйн-Бокек, где едва ли наберется двадцать зданий, причем абсолютное большинство из них — гостиницы. В одной из них хотя бы раз в год стоит провести пару-тройку крайне полезных для здоровья дней. Не будем тратить ваше время на описание полезного климата на уровне около 400 метров ниже уровня моря и на перечисление минералов, содержащихся в воде и грязи Мертвого моря. Состав воды и грязи уникальный, а в сочетании с повышенным атмосферным давлением и усиленным UV-фильтром в виде дополнительных 400 метров воздуха его целебные свойства становятся просто магическими: вылечится все!

Идеальный день на Мертвом море полон неторопливости и лишен суеты. После плотного завтрака (а все приемы пищи в Израиле получаются весьма плотными) отправляемся в свой первый заплыв в море или в соленом бассейне при гостиничном спа-центре. Немного процедур: массаж, ароматераиия, обертывания, пилин-ги. Релакс. Затем пора развеяться: например, съездить в кибуц Эйн-Геди, знаменитый «город-сад», где что только не растет — имеется даже пара баобабов! Кстати, в Эйн-Геди есть очень достойный спа-центр, где процедуры проводят на собственной косметике с минералами Мертвого моря. Здесь же можно остановиться в гостиничных номерах.

Другой вариант — отправиться в крепость Масада, где Ирод Великий построил себе в 30-х годах до н. э. великолепный дворец. Как известно, Ирод был мужчиной мнительным, опасался заговоров, а людей не очень- го любил. Поэтому в неприступной Масаде, которая находилась на краю земли, ему было относительно спокойно. А божественные виды на голубое Мертвое море и розовые иорданские горы примиряли Ирода со многим. В 60-х годах н. э. в Масаде укрылись революционеры из Иерусалима, которые протестовали против римской власти. Через три года осады римляне все же взяли Масаду. А когда вошли в крепость, обнаружили в ней тысячу трупов: повстанцы предпочли плену массовое самоубийство.

Однако следите за временем и помните, что в бассейне отеля одиноко булькает джакузи, а кушетки спа-центра ждут вас на процедуры. Да и не пропустить бы ужин…

Read More
0

Вдохновиться пустыней

То, что пустыня прекрасна и даже эротична, нам доказали кинорежиссер Бертолуччи и художник Рерих. То, что пустыня высокодуховна, мы знаем хотя бы потому, что здесь были получены десять заповедей, написан Коран, а Христос осмыслил здесь истину. В Израиле с пустынями все хорошо. Начнем с того, что почти вся страна — это, по сути, орошаемая и возделываемая пустыня. Но и бесплодной пустыни в стране хватает, в основном эти места имеют статус заповедников. Весной пустыня зацветает, и если вы застанете этот прекрасный период, мир для вас уже не будет прежним. Лучший плацдарм для «погружения» в пустыню — поселок Мицпе-Рамон, что зеленеет среди Негева. Возьмите в местном агентстве джип-тур часа на три — вернетесь с ворохом селфи и новых знаний.

Еще одна вариация на тему потрясающей красоты пустыни — национальный парк «Тимна». Когда-то египтяне добывали здесь медь, и места эти называют «Копи царя Соломона». «Тимна» — это все оттенки теплых цветов и скалы, превращенные давно уже несуществующим морем и ветром в причудливые фигуры, это красные скалы в форме исполинских столбов. И знаете, сейчас самое время ехать на экскурсию в «Тимну», потому что еще немного — и там начнется такая жара, что о высоких материях рассуждать будет нелегко.

Из пустыни хорошо отправиться в жизнерадостный Эйлат, где море огней, отличные рестораны и радости, о существовании которых вы, возможно, прежде и не догадывались. Например, на Дельфиньем рифе можно арендовать маску с ластами или оборудование для дайвинга и поплавать с дельфинами. Они людей не боятся и деловито снуют поблизости, иногда даже толкаются. Здесь же находятся теплые бассейны небольшого спа-центра, где специально обученные девушки проводят сеансы мегарелаксации в воде: они напоминают модный нынче флоатинг, только мастер при этом еще и растягивает мышцы.

Read More
0

Открыть новое в Иерусалиме

Если изучать Иерусалим со смотровой площадки горы Скопус, то откроется не самый впечатляющий в мире вид на золотой Купол Скалы среди муравейника желтоватых домов (это песчаник, которым облицованы стены всех здешних зданий). Но даже с горы Скопус чувствуется, что сила этого города -в другом. В том, что, будучи одним из самых мощных и сакральных мест планеты, Иерусалим совсем непафосен, он очень домашний и свой. Здесь собраны главные святыни трех религий — но и в них мало отчуждающей торжественности и много личного. Приходите в Храм Гроба Господня пораньше утром, и вам почти наверняка удастся несколько минут побыть в кувуклии в полном одиночестве. Впрочем, в такой момент ваше одиночество будет условным. Зайдите на женскую сторону Стены Плача (если вы, конечно, женщина), найдите место для записки, а потом украдкой посмотрите на соседок — с какими лицами они молятся за своих любимых, за детей, семьи. Как они плачут! Похоже, лишь благодаря им наш мир до сих пор не рухнул. На мужской половине в это время может раздаваться радостное пение, и это нормально: женщины и мужчины говорят с Богом по-разному.

Вы можете хоть сто раз приехать в Иерусалим, но и в сотый раз вы откроете новую прелесть этого города — например, ресторан Mona, расположенный в здании художественной школы на Shmuel Hanagid, 12. Гости получают гастрономический сет, придуманный шеф-поваром специально для этого вечера, и не знают заранее, что будут есть.

Интересная идея — изучить подземный Иерусалим: пройти через Старый город ио тоннелю, прорытому иудейским царем Езекией в 701 году до н. э. Тогда по тоннелю в город была проведена вода, и сегодня она никуда не де-лась. Так что придется идти ио колено в воде — впрочем, довольно теплой — и освещать себе путь фонариком. Вообще, спуститься в подземный Иерусалим надо хотя бы для того, чтобы создать полное представление о некоторых важных вещах: например, увидеть, какого размера камни лежат в основании уцелевшего фрагмента стены Второго Храма, известной как Стена Плача.

Особый опыт, который многие оставляют на потом (и напрасно), — это посещение русских православных монастырей. Взять хотя бы Горненский, что находится в районе Эйн-Карем в 7 километрах к юго-западу от центра Иерусалима. Территория монастыря принадлежит РПЦ, потому что еще в 1869 году начальник Русской духовной миссии архимандрит Антонин Капустин выкупил эти земли у местного араба. Недалеко от места, где сейчас стоит Храм Всех Святых, на земле российской просиявших, две с лишним тысячи лет назад встретились две беременные кузины: Дева Мария и праведная Елизавета, которая вскоре родила здесь же Иоанна Предтечу. Так что совершенно понятно, почему этот монастырь женский и почему здесь так хорошо.

Read More
0

Superb


Объехав долину за иять-шесть часов, мы установили в навигаторе маршрут до маленького, но живописного чешского горнолыжного курорта Пец-нод-Снежкой. Снежка -самая высокая гора страны (1602 м). Но подъемник проведен лишь до высоты 1215 м — оттуда мы и хотим скатиться на лыжах.

Наш Superb уверенно вез нас по горным серпантинам, плотно держась на скользкой дороге. В снежный зимний день особенно ценишь возможности полного привода. Автомобиль хорошо управляется даже на крутых поворотах, а подвеска McPherson сохранит плавность езды, даже если машина ковыляет по неровностям.

В тот же день, несмотря на весь наш энтузиазм, физических сил и дневного света для катания на лыжах уже не осталось. Поэтому мы отправились отдыхать в свои номера отеля Horizont — благо он находится у подножия Снежки. А перед сном сделали приятное открытие. Им оказался бар Sky Club 18 на 19-м этаже — из его окон можно полюбоваться великолепным видом на горы.

А потом было солнечное утро в горах и свежая снежная трасса. Поскольку мы попали в пик сезона, концентрация людей на один квадратный метр снега немного превышала комфортный уровень, но тесно не было. И мы убедились, что попали в нужное место (хоть и в сложное время): горнолыжная Чехия оказалась достойной отложенных на отпуск денег, отличной заменой Альпам в кризисное время.

Read More
0

Мы стоим на распутье.

Мы стоим на распутье. Перед нами две дороги: перевалить через горный массив Крконоше, заглянуть в соседнюю Польшу и исследовать несколько ее замков или сразу отправиться к нашей цели — в город Иец? Решили, что, прежде чем надевать горнолыжную амуницию, надо окультуриться — и едем в сторону Польши.

На польской стороне гор в окрестностях города Еленя-Гура раскинулась целая долина замков, многие из которых сохранились в своем первоначальном виде. Прямо польский вариант долины Луары! В XVIII-XIX веках прусская королевская семья застроила эти земли своими резиденциями.

Начнем с дворца Пакошов в городе Иеховице, который славится льняной промышленностью. В 1725 году богатый купец Иоганн Готфрид купил старый отбеливающий цех и перестроил его в чудесный замок. А его потомок в девятом поколении четыре года назад выкупил здание и, сохранив первоначальную архитектуру, превратил его в изысканный пятизвездочный отель.

А вот другая достопримечательность — Лазенковский дворец, имеющий и более художественное название — Дворец на воде. Это камерная резиденция последнего польского короля Станислава Понятовского. Свое название здание в стиле классицизма берет из-за планировки — оно стоит на искусственном острове. Увы, интерьеры дворца с полотнами, которые расписывали Рембрандт и Рубенс, были уничтожены в годы Второй мировой войны.

Наконец, дворец Ломница, который находится в самом центре Долины дворцов и садов, привлекает туристов восстановленными настенными росписями. При желании тут можно остаться на ночь в отеле и испытать все особенности быта знатных людей, живших несколько веков назад.

Read More