0

ЭТО «Ж» НЕСПРОСТА!

Жизнь по соседству с полноценной пасекой в Москве может стать испытанием. «Как-то пришли к нам полицейские и говорят: а ну забирайте свое хозяйство…» — рассказывал мне Коля. Рой вылетел из улья и, добравшись до многоэтажных домов, обосновался на окне одной из квартир. Хозяева не придумали ничего лучше, как вызвать полицейских.

Почему происходит роение, Коля объяснял «на пальцах», перебирая соты. «Вот, видишь, матка ходит?» — спрашивал он. Признаюсь, отличать королеву улья от ее подданных я так и не научился. Воображение всегда рисовало нечто большое и бесформенное — подобие Джаббы Хатта, сидящее посреди пчелиного дома. Наделе выяснилось, что «главная по улью», в общем-то, такая же пчела, только брюшко у нее чуть больше, чем у остальных. Поэтому обычно Коля в помощь нерадивым или начинающим пасечникам помечает матку краской: ставит ей на спинку небольшую красную точку.

«Так вот,— продолжал Коля, — в начале лета созревает новая хозяйка, и старая вместе с половиной семьи покидает обжитое место».

Однажды мне довелось узреть это таинство: на кусте жасмина на уровне человеческого роста гудел темный шершавый шар… Рой висел на ветках в ожидании разведчиков, улетевших искать новое место для жизни… Я застыл. А Кобулжон быстро и деловито стянул верхний свитер, собрал в него тревожный клубок, как в мешок, и поместил в новый улей, предусмотрительно снабженный сотами.

В дикой природе пчелы сами производят все необходимое для жизнедеятельности, а в условиях пасеки люди помогают им. Например, делают заготовки сотов. Процесс это ювелирный и почти сакральный. Берется деревянная рамка, прошитая в нескольких местах проволокой. На рамку кладется тонкий восковой
лист, отштампованный с узором в виде масонских шестиугольников — донышек будущих сотов (вообще, пасека такое место, где постоянно находишь всякую символику)- По проволоке с двух концов пускается слабый ток, она нагревается, воск подтапливается и лист закрепляется в рамке. Главное — вовремя убрать электроды: доля секунды — и вощина будет прожжена насквозь. Дело для мастера. В попытках научиться я испортил штук пять.

Потом наступает черед пчел, которые с помощью специальных желез выделяют воск и строят соты. «Вот здесь наверху, видишь, склад с медом. Под складом — „детский сад“ с личинками», — Коля вынимает соты из улья, даже не надевая перчаток, — настолько адаптировался к пчелиному яду. — Смотри-ка, даже за рамками соты построили. Увлеклись!» Окатив насекомых густым дымом, Кобулжон ловким движением срезает сотовый «аппендикс» и со свойственной ему простотой протягивает мне: «Жуй».

Обычный московский мед. С привкусом дыма и мокрого асфальта…

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>